Гарри и вагон косяков

Философский камень — часть 1

Легенда Оглавление
×
  • Положительные моменты, "одобрямсы", "соглашамсы" и прочее.
  • Нейтральные комментарии, шутейки, умные (и не очень) мысли, риторические вопросы, на которые, однако, хотелось бы получить ответ. Могут встречаться отсылки к другим произведениям, играм или фильмам, однако автор оставляет за собой право их дополнительно не объяснять.
  • Спорные, странные или просто бесящие моменты.
  • Конкретные косяки, нестыковки и прочие глупости, которые начисто портят всё впечатление.
  • Непосредственная цитата из книги. Курсивом написаны примечания, поясняющие, к чему цитата относится.
  • Просто номер страницы в книге, ничего криминального. Нумерация идёт по изданию "Росмэн". По номеру страницы можно кликнуть, чтобы получить постоянную ссылку в адресной строке браузера.

Глава 1

СТР 6 [...] взгляд упал на сгрудившихся неподалеку странных типов [...] Мистер Дурсль пришел в ярость, увидев, что некоторые из них совсем не молоды, — подумать только, один из мужчин выглядел даже старше него, а позволил себе облачиться в изумрудно-зеленую мантию! Маги радуются тому, что Волдеморт приказал долго жить.

А как же пресловутая секретность? Почему они не беспокоятся о том, что о магическом мире узнают маглы? Да, случилась большая радость — Волдеморт был побеждён, но не могло же у них настолько снести крышу. Да, потом мы узнаем, что у магов есть свои "люди в чёрном", которые умеют стирать воспоминания, но такими темпами никаких чистильщиков не напасёшься.

СТР 15 — Они [маглы] говорили об этом в новостях. В новостях маглов, естественно, рассказали о каких-то чудиках в мантиях.

Интересно, почему бы это?

СТР 19 — Для него [Гарри] это лучшее место, — твердо ответил Дамблдор. Младенца Гарри отфутболивают к Дурслям.

Речь об этой истории с Гарри и Дурслями ещё пойдёт дальше, но вообще вся эта тряхомундия не выдерживает никакой критики. Притянутый за уши ход, который заставляет героя страдать.

СТР 20 ...стать знаменитым прежде, чем он [Гарри] научится ходить и говорить! Типа "объяснение" Дамблдора, почему Гарри нужно оставить у Дурслей.

Ну, так воспитай его сам. Или отдай на воспитание кому-нибудь типа МакГонагалл. Это явно лучше, чем оставлять ребёнка всяким мудакам, которые его ненавидят. Может, Поттер и не вырастет зазнайкой, зато станет морально сломленым человеком. Психологические травмы детства вообще имеют свойство проявляться во взрослой жизни. Ещё раз: пока мы не обсуждаем некую русскую "защиту", которую Гарри получает в этом доме, потому что в данной книге о ней ни слова не сказано.

Глава 2

СТР 27 Гарри привык к паукам — их было много в чулане под лестницей, а именно в чулане было его место [...] Гарри проживает в VIP-чулане под лестницей.

Если честно, это странно. Дурсли, как мы увидим дальше, панически боятся магов. Они прекрасно знают, что магическое сообщество "крышует" своего кумира Гарри. Но при этом и Петунья, и Вернон совершенно не боятся издеваться над ребёнком, за которым, вполне возможно, ведётся наблюдение. Хотя, положа руку на сердце, есть ощущение, что на Гарри всем похрену. Ну, чмырят его всю жизнь, да и ладно. Грюм и Люпин попытаются что-то с этим сделать только ближе к семнадцатилетию Поттера.

СТР 28 — Тридцать шесть, — произнес он [Дадли] грустным голосом, укоризненно глядя на отца и мать. Дадли развонялся, что ему мало подарков подарили.

Это, конечно, юмористическая зарисовка для детей. Но всё же: кому из вас, дорогие читатели, дарили в детстве по тридцать шесть подарков?

СТР 37 Змея ему [Гарри] подмигнула. Гарри в зоопарке глазеет на змею.

К сожалению, у змей нет век, подмигивать они не могут.

СТР 38 — Бразилия — вот куда я отправлюсь... Змея сваливает из зоопарка, поблагодарив Гарри.

Змея, видимо, хочет реализовать мечту великого комбинатора и отправиться в Рио. Но, к сожалению, весьма маловероятно, что удав туда доползёт. Дело всё-таки в Англии происходит.

Глава 3

СТР 41 Дадли уже успел сломать новую видеокамеру, [...] и, [...] сев на новый гоночный велосипед, умудрился врезаться в миссис Фигг, переходившую Тисовую улицу на костылях, и сбить её с ног, так что она потеряла сознание.

За такие дела у семьи Дурслей могли быть очень большие проблемы. Это первый (но вовсе не последний случай), когда никто ни за что в этой вселенной не отвечает. В дальнейшем такое будет происходить сплошь и рядом.

СТР 41 И Пирс, и Деннис, и Малкольм, и Гордон — все они были здоровыми и безмозглыми [...] Эти всадники Апокалипсиса любят пиздить Гарри, возможно даже ногами.

В предыдущей главе мы вроде бы выяснили, что Пирс был "костлявым мальчишкой, похожим на скелета". Обычно подобных типусов как-то язык не поворачивается назвать "здоровыми". Это как в истории, которую рассказывал очень низкорослый мужик (ростом метр шестьдесят): "Иду я по улице, а мне навстречу два здоровенных амбала: один с меня ростом, а другой поменьше".

СТР 43 Считалось, что это хорошая подготовка к той взрослой жизни, которая начнется после школы. Дадли поступил в частную школу, где он носит канотье и ходит с тростью, которой заодно лупит Гарри и других учеников.

Что именно является хорошей подготовкой: носить канотье или пиздить друг друга палками? Это частная школа для гопников?

СТР 47 "Что ты там копаешься? Проверяешь, нет ли в письмах взрывчатки?" Гарри пришло письмо, а мистер Дурсль его торопит.

Cмешно. Слово "Унабомбер" тогда уже знали все.

СТР 51 После получасовых воплей дядя Вернон велел Гарри сделать ему чашку чая. [...] почту уже принесли, и теперь она лежала за пазухой у дяди Вернона. Гарри отчетливо видел три конверта с надписями [...] Дядя Вернон не даёт Гарри прочитать адресованные ему письма.

Дядя Вернон идиот? Да, нам пытаются представить его идиотом, но только в этом случае он вряд ли сумел бы построить прибыльный бизнес и отдать ребёнка в частную школу. Вообще, в книге как-то любят периодически выставлять богачей тупыми злодеями: например, Дурсля, Люциуса, Беллатрису, Нарциссу (две последние мадамы из знаменитой и весьма небедной семьи). А вот хорошие парни бедные и годами ходят в одних и тех же носках с трусами: сам Гарри (хотя потом на него сваливается богатство, но это только потому, что он молодец), Рон и вся его семья, Люпин, бомжеватого вида Снегг, который в итоге оказывается положительным персонажем, и прочие. Явным исключением является Сириус, но он всю эту буржуазную роскошь типа презирает.

Но, вернёмся к комментируемой строке. Вернон прекрасно знает, кто стоит за отсылкой этих писем. Он не может не понимать, что маги не успокоятся, если просто сжигать письма. При этом он с упорством маньяка не позволяет Гарри получить почту, хотя за безобидной отправкой писем может последовать визит представителя Министерства магии или ещё что похуже. Кстати, непонятно, почему было не послать кого-нибудь с личным визитом после того, как был проигнорирован первый десяток писем, особенно если сам Дамблдор прекрасно знает: Дурсли мудаки. Нет, лучше заваливать маглов этими прокламациями.

СТР 51 [...] ответил дядя Вернон, пытаясь забить гвоздь куском фруктового кекса [sic!], только что принесенного ему тетей Петуньей.

Чего?..

СТР 52 Он [Вернон] сжёг все письма, а потом достал молоток и гвозди и заколотил парадную и заднюю двери, чтобы никто не смог выйти из дома.

Решили заколотить двери и окна.

СТР 54 Они ехали целый день, не сделав ни единой остановки [...]. Когда стемнело, Дадли начал скулить. У него в жизни не было такого плохого дня. [...] он никогда еще не делал таких долгих перерывов между компьютерными сражениями с пришельцами и чудовищами. Вернон увозит всю семью и Гарри хрен знает куда, чтобы не получать почту.

Возможно, автор этих строк также никогда не делал столь длинных перерывов между уничтожением чудовищ, но дело не в этом. Вообще говоря, любой нормальный человек задастся вопросом: "Вернон сошёл с ума?" (кстати, в дальнейшем Дадли-таки задаёт этот сакраментальный вопрос). Миссис Дурсль — довольно властная женщина. Почему она хотя бы не попытается привести мужа в чувство? Если он не понимает, что маги не отстанут, то уж она-то должна это понимать прекрасно.

Глава 4

СТР 60 "Ну чего, может, чайку сделаете, а?" Дурсли сныкались на каком-то острове на маяке, но явился Хагрид, выпилив дверь.

После того, как ты дверь с петель снял? Дурсль и так уже на взводе. Кстати, он мог случайно курок своего ружья спустить, когда ты, уважаемый Хагрид, ломился на маяк. Вот забавно было бы.

СТР 62 На софе появились медный чайник, мятая упаковка сосисок, чайник для заварки, [...] и бутылка с какой-то янтарной жидкостью, к которой он [Хагрид] приложился, прежде чем приступить к работе. Хагрид достаёт из широких штанин.

Если у него такая вместительная куртка (круче, чем у Вассермана), зачем он тогда просил налить чаю или "чего-нибудь покрепче"? Надеялся на вежливость?

СТР 68 Её [Лили] карманы были полны лягушачьей икры, а сама она все время превращала чайные чашки в крыс. Это Петунья рассказывает о маме Гарри.

Детям вроде бы запрещено колдовать вне школы. Кстати, это правило будут нарушать вообще все подряд, но пиздюлей получит только Гарри.

СТР 69 Да как могла автокатастрофа погубить Лили и Джеймса Поттеров? Хагрид негодует.

Как и любых других людей. Они были волшебниками, а не бессмертными уберменшами.

СТР 75 Зонтик со свистом опустился и своим острием указал на Дадли. Потом вспыхнул фиолетовый свет [...], а в следующую секунду Дадли, обхватив обеими руками свой жирный зад, затанцевал на месте, вереща от боли. Вернон поссорился с Хагридом, Хагрид вышел из себя и стал колдовать.

А причём тут вообще Дадли? Он ведь всё это время молчал в тряпочку, в отличие от Вернона. Вот Вернона бы и заколдовал. Зачем на ребёнке отыгрываться?

Глава 5

СТР 82 Ну дела, Гарри! И чего эти маглы только не придумают! Хагрид восторгается счётчиками для парковки в городе.

Хагрид явно периодически выбирается в город, но при этом никогда не видел парковочных счётчиков?

СТР 83 Студентам-первокурсникам требуется: [...] Далее идёт список, состоящий из книг по волшебству и прочих прибамбасов.

Во всём этом списке нет учебников по обычным наукам вроде математики или естествознания. В дальнейшем об изучении подобных предметов также ничего не говорится. То есть после выпуска дети станут крутыми магами, но полными бестолочами, не умеющими сложить два и два, считающими, что Лондон — столица Парижа, и не знающими, кто такой Марк Твен. Кстати, в одной из следующих книг Гарри вполне здраво замечает, что их должны были бы учить, как, например, общаться с противоположным полом. Иными словами, основам сексуального просвещения.

СТР 83 Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала). Это тоже нужно на первом курсе.

Звучит дорого.

СТР 87 П-п-поттер! — произнес, заикаясь, профессор Квиррелл и схватил Гарри за руку. Это Квиррелл впервые встречает Гарри.

Непонятно, почему тогда в дальнейшем Квиррелл не сможет прикасаться к Гарри, причём не сможет до такой степени, что из-за этого и помрёт. В буквальном смысле сгорит на работе, так сказать.

СТР 88 Учеников боится, предмета своего боится… Хагрид о Квиррелле.

И зачем тогда его назначать преподавателем этого предмета? Чему научит препод по защите от тёмных искусств, если он сам боится этих искусств?

СТР 92 Внутри были кучи золотых монет. Колонны серебряных. Горы маленьких бронзовых кнатов. Содержимое ячейки в банке (наследство Гарри).

Как родители Гарри умудрились накопить столько денег? Судя по всему, они были совсем молодыми людьми, когда погибли. Больше того, в последней книге мы узнаем точную дату их смерти и можем легко подсчитать, что Лили и Джеймсу было чуть больше двадцати лет. Или это такое семейное богатство? Но ведь мать Поттера вообще была из семьи маглов, которые никакого золота, естественно, не копили. К сожалению, об этом нам ничего рассказывают.

СТР 93 Один галлеон — это семнадцать серебряных сиклей, а один сикль — двадцать девять кнатов, это просто, да? Гарри изучает денежную систему.

Ага, и, главное, очень удобно. Куда удобнее, чем подход вроде "1 доллар — это сто центов" или "1 рубль — сто копеек".

СТР 94 Еще одна бешеная гонка на тележке — и вот они уже стоят на улице у банка, щурясь от солнечного света. Это так в банке они перемещаются.

Совершенно неясно, почему нельзя было придумать более удобный способ перемещения. Особенно круто кататься на этих американских горках клиентам с морской болезнью.

СТР 94 О том, что это волшебные деньги и их можно тратить только в волшебном мире, он [Гарри] как-то забыл. Гарри думает, не потратить ли своё богатство на немагические вещи.

Так ведь золото — оно и в Африке золото. Или у магов и золото какое-то необычное, как у лепреконов? Но в дальнейшем мы узнаем, что лепреконское золото тоже существует, и вот оно по-настоящему фейковое (пардон за каламбур). Короче, весьма мутная история.

СТР 98 Все те, кто потом плохими стали, они все из Слизерина были. Ты-Знаешь-Кто тоже оттуда [...] Гарри узнаёт о школьных факультетах.

То есть в школе существует факультет, который годами выпускает отпетых негодяев, и при этом его не закрывают? Но зачем его оставлять? Слизерин ведь даже с другими основателями школы в итоге поругался. Это не говоря о том, что так просто не бывает. Конечно, среда влияет на человека, но ты не станешь плохим просто из-за того, что учился на определённом факультете. Что самое смешное, даже через пару десятилетий после всей этой истории с Волдемортом факультет Слизерин остаётся как ни в чём не бывало.

СТР 99 Как наслать проклятие и защититься, если проклятие наслали на вас. Книга в магазине.

Вообще-то, нормальные люди такие книги не издавали бы. Это равносильно продаже книги "как сделать бомбу и правильно заложить её в метро".

СТР 99 Хагрид не позволил Гарри купить котел из чистого золота.

Ничего себе у Гарри замашки. Он так со временем золотые пистолеты захочет прикупить.

СТР 100 [...] там [в аптеке] пахло тухлыми яйцами и гнилыми кабачками. Это про аптеку, которая характеризуется как "очень волшебная".

Очень волшебно, но от вонищи избавиться никак нельзя.

СТР 100 И кошек я не люблю, мне от них... э-э... чихать охота. Хагрид объясняет, почему купил для Гарри сову, а не кошку.

А ты кому подарок-то покупал: себе или Гарри? Может, Гарри как раз любит кошек. Тем более, что уход за совами куда сложнее.

СТР 102 А вот твой отец [Джеймс] предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая [...] Олливандер помогает Поттеру выбрать палочку.

Своей одержимостью палочками Олливандер напоминает гробовых дел мастера Безенчука.

СТР 103 Какой рукой вы держите палочку? Олливандер помогает Поттеру выбрать палочку.

Что значит "какой рукой"? Он только поступает в школу, у него в жизни палочек не было (равно как и у любого другого ученика первого курса, приходящего в этот магазин). То есть понятно, что Олливандер имеет ввиду, правша Гарри или левша, но звучит странновато.

Глава 6

СТР 112 Ну что ж, мальчик, вот ты и на месте. Вот платформа девять, а вот платформа десять. Твоя платформа, по идее, должна быть где-то посередине. Вернон отвёз Гарри на вокзал, где тому нужно найти платформу девять и три четверти.

Да уж, можно было и объяснить Гарри, как найти эту платформу. И как её находят другие ученики из семей маглов?

СТР 114 Так, какой у вас номер платформы? — поинтересовалась женщина [миссис Уизли]. Миссис Уизли спрашивает у сыновей, на какой платформе их поезд.

Этот поезд, вроде, только с одной платформы и отходит (эта традиция сохранится и спустя много лет, как мы убедимся в самом конце).

СТР 116 Все, что тебе [Гарри] надо сделать, — это пойти прямо через разделительный барьер между платформами девять и десять. Гарри объясняют, как попасть на платформу.

Надо понимать, никто из маглов не замечает толпами проходящих через стену волшебников.

СТР 124 Рон запустил руку во внутренний карман куртки и вытащил оттуда жирную серую крысу [...] Рон показывает своего питомца.

В письме, которое получил Гарри, не было ни слова о том, что ученикам можно завести крысу. Упоминалась сова, кошка и жаба.

СТР 125 Просто я [Гарри] не знал, что это имя нельзя произносить. Гарри упорно произносит имя Волдеморта.

Тебе Хагрид вполне доходчиво объяснял, что многие этого имени боятся до сих пор, а произносить его — это некий моветон.

СТР 126 Но у женщины не было батончиков «Марс». На ее лотке лежали пакетики с круглыми конфетками-драже «Берти Боттс» [...] «лучшая взрывающаяся жевательная резинка Друбблс», «шоколадные лягушки» [...] и прочие сладости мира волшебников [...] Хавка в поезде у буфетчицы.

Здравствуй, диабет. А нормальной еды детям не предлагают? Ехать-то целый день.

СТР 127 Только не говори мне, что ты [Гарри] никогда не слышал о Дамблдоре! Рон болает с Гарри.

Гарри тебе пять минут назад сказал, что не знает ничего о мире магии.

СТР 128 Но ты [Гарри] же не ждал, что он [Дамблдор] будет торчать тут целый день [...] Дамблдор внезапно куда-то уходит с портрета на коллекционной карточке.

Вообще-то, ждал. Зачем собирать карточки с портретами магов, если на портретах постоянно никого нет? В чём суть этой механики? Как это вообще работает? Настоящий Дамблдор каждый день ходит по всем своим портретам? Это же просто анимированная фотография. Тем более, в дальнейшем будут упоминаться газеты с подобными фотографиями, и с них люди никуда, вроде бы, не уходят. Ну, например, Грюм подарит Гарри фотографию с первым составом Ордена Феникса, где присутствует и сам Грюм. Он же никуда не уходит с этой фотографии, так ведь? Иными словами, "вашего Аластора и там, и тут передают".

СТР 129 Иногда попадается шпинат, или почки, или требуха [...] Вот такие вкусные конфетки.

Зачем делать такие конфеты? Чтобы детям жизнь мёдом не казалась? Шпинат, капуста и прочее — это ещё куда ни шло, но вот вкус соплей или ушной серы…

СТР 130 Вчера я [Рон] пытался ее [крысу] заколдовать, чтобы она стала желтого цвета — я подумал, что так она будет выглядеть поинтереснее, — но ничего не получилось. Я тебе сейчас покажу, смотри… Рон хочет заколдовать свою крысу.

Родители тебе наверняка объясняли, что магия вне школы запрещена, и из-за этого могут быть большие проблемы. Вообще, вот так раздавать детям палочки, надеясь, что они не будут ими пользоваться — большая глупость. А неправильно применённое заклинание, как мы увидим дальше, может привести к весьма неприятным последствиям. Это не говоря о том, что найдётся немало альтернативно одарённых товарищей, которые будут пытаться заколдовать своих недругов, следуя советам из книги проклятий, упоминавшейся выше.

СТР 131 О, ты показываешь чудеса? Давай, мы тоже посмотрим. Пока Рон заколдовывает крысу, пришла Гермиона.

Почему Гермиона не остановит Рона? Она ведь самая законопослушная ученица, и уже наверняка прочитала свод основных правил, которые полагается знать ученикам.

СТР 131 А я [Гермиона] тут взяла из книг несколько простых заклинаний, чтобы немного попрактиковаться, — и все получилось. Гермиона хвастается.

Во-первых, почему ей не дало по шапке министерство? У них же есть система для отслеживания нелегальной магии. В чём тогда суть этого запрета, если на него все кладут вот такой вот таёжный прибор? Во-вторых, получается, что любой необученный ребёнок-волшебник может купить палочку и колдовать направо и налево? Звучит не очень-то безопасно. Вообще, механика заклинаний не продумана в книге совершенно, в чём мы убедимся ещё не один раз. К сожалению, даже в самом конце серии многие вопросы так и останутся без ответов.

СТР 135 Мое имя тебе кажется смешным, не так ли? Припёрся Драко.

И правда, что смешного в имени "Драко"?

СТР 135 Семьи, в которой больше детей, чем могут себе позволить их родители. Драко троллит Рона, намекая на то, что его семья бедная.

Вообще-то, Драко прав.

СТР 137 Они [Малфои] сказали, что он [Волдеморт] их околдовал. Это о семье Малфоев, которые помогали Волдеморту.

То есть расследование в отношении этой семейки Аддамс не проводилось? "Вы добровольно следовали за Волдемортом?" — "Нет!" — "Ну, на нет — и суда нет. Оправданы!"

Глава 7

СТР 159 Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Дамблдор толкает речь.

Почему бы не окружить этот лес каким-нибудь защитным барьером? Сигнальными чарами? Банальным забором? В этом лесу действительно очень опасно, и кто-нибудь может элементарно погибнуть. Сказать детям "не ходите туда" — явно недостаточно. Наверняка ведь кто-нибудь всё равно захочет посмотреть, что там в лесу такого интересного.

СТР 159 И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью. Дамблдор толкает речь.

Ничего себе. А как насчёт того, чтобы также оградить этот этаж защитной магией? Туда ведь кто-нибудь даже по чистой случайности может забрести, особенно учитывая дебильную систему лестниц, которая постоянно меняет конфигурацию. В общем, нам с самого начала показывают, что Дамблдор — весьма странный товарищ, который периодически принимает весьма спорные, если не сказать "глупые", решения. В дальнейшем мы к этому вернёмся ещё не раз.

СТР 163 Единствен­ный, кто может контролировать его — это Кровавый Барон, а так Пивз не слушается даже нас, старост. Перси о Пивзе.

Почему бы этого Пивза не приструнить или вообще не вытурить из замка? На протяжении всех книг он занимается самым настоящим беспределом.

СТР 163 — Капут драконис, — ответил Перси, и портрет отъехал в сторону, открыв круглую дыру в стене. Нужно назвать пароль, чтобы пройти в гостиную Гриффиндора.

Механика этого портрета очень странная. Получается, что любой, знающий пароль, может пройти в гостиную Гриффиндора, хотя (судя по всему) доступ для учеников других факультетов туда должен быть закрыт. В одной из последующих книг именно так в гостиную попадает Блэк — он называет украденный пароль и его тупо пропускают вообще безо всяких вопросов. При этом Полная Дама наотрез отказывается пропускать учеников Гриффиндора, которых знает в лицо, но которые забыли или не знают пароль. Не удобнее было бы ввести, так сказать, биометрическую идентификацию с защитой от умников, выпивших оборотное зелье?

Глава 8

СТР 165 Были лестницы [в школе], которые в пятницу приводили Гарри совсем не туда, куда вели в четверг [...]

Зачем это нужно? В чём смысл этой путаницы?

СТР 166 Были лестницы, у которых внезапно исчезало несколько ступенек в тот самый момент, когда Гарри спускался или поднимался по ним.

Серьёзно? Безопасность на высшем уровне.

СТР 167 К несчастью, выяснилось, что именно за этой дверью начинается тот самый закрытый для всех коридор на третьем этаже, про который говорил на банкете Альбус Дамблдор.

То есть дверь, открыв которую ты умрёшь, никак не помечена. Более того, она не заперта и любой дурак туда может войти. Толково.

СТР 169 Затем профессор МакГонагалл перешла к практике и превратила свой стол в свинью, а потом обратно в стол.

Не очень ясен практический смысл этого предмета. Ну, некоторые трансформации могут быть полезны (сделать маленькое большим для удобства переноски), но превращать стол в свинью — странно. А этот предмет, на минуточку, изучают все семь лет. Интересно, а они там превращают ворона в конторку? Ну, и ещё: а эту свинью можно зажарить и съесть? Просто таким макаром проблема голода решается элементарно: можно всякий мусор превращать в качественную еду.

СТР 170 Говорят, что он [Снегг] всегда и во всем на их стороне, выгораживает их [слизеринцев] перед остальными преподавателями и ставит им лучшие отметки. Это от Снегге и его любимых слизеринцах.

В любом нормальном учебном заведении (а Хогвартс явно позиционируется как престижная школа) неадеквата Снегга давным-давно уволили бы. Далее мы узнаём, что Дамблдор ему очень благодарен, но это не значит, что Снегга можно допускать до работы с детьми. Пусть бы сидел в своём подземелье и варил зелья в гордом одиночестве, ненавидя весь мир. Впрочем, о Снегге мы вспомним ещё не раз.

СТР 173 — Поттер! — неожиданно произнес Снегг. — Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни? Это первый урок у Снегга.

Водка подорожает. Всегда сначала происходит какая-нибудь херня, а потом водка дорожает. А если серьёзно, то Снегг ведёт себя не как взрослый мужчина, а как весьма недалёкий ребёнок. Причём большую часть всей истории. Он действительно думал, что Поттер ответит на этот вопрос? Что любой другой первокурсник, впервые пришедший на урок, сможет ответить? Обычно подобные "преподаватели" намертво отбивают всякую охоту у детей изучать предмет. А иногда и изучать вообще что бы то ни было. Ну, и нельзя не вспомнить знаменитое: "Вы меня знаете? Вы меня ещё не знаете! Я вас до слёз доведу!".

СТР 174 — Похоже, вам и в голову не пришло почитать учебники, прежде чем приехать в школу, так, Поттер? И вновь Снегг.

Почитать учебник и вызубрить учебник наизусть — это разные вещи.

СТР 176 — Идиот! — прорычал Снегг [...] — Как я понимаю, прежде чем снять котел с огня, вы добавили в зелье иглы дикобраза? Снегг распекает ученика, который зафейлил зелье и травмировался.

Возможно, идиот в данном случае не ученик, который впервые пробует приготовить зелье, а преподаватель, который не проконтролировал должным образом процесс и не обеспечил достаточной безопасности труда.

СТР 176 Из-за вас я [Снегг] записываю еще одно штрафное очко на счет Гриффиндора. Снегг штрафует Гриффиндор по беспределу.

Подобные вещи Снегг будет практиковать все семь лет. Это может работать с первокурсниками, но более старшие ученики просто будут забрасывать директора (а может быть, и совет попечителей) коллективными жалобами на мудацкого препода. Никто не стал бы терпеть его столько лет, как уже упоминалось выше. В школе не может, просто не может преподавать человек, который выплёскивает свое мудачество на детей, и при этом чувствует себя абсолютно безнаказанным. Вообще, корень многих правонарушений лежит как раз в безнаказанности. Сначала ты обругал ученика, потом обозвал дураком, потом начал грозить расправой, а в результате превратился в деспота — причём, все эти стадии Снегг благополучно пройдёт. Если преподаватель знает, что ему дадут по шапке за неподобающее поведение, то в большинстве случаев ничего подобного не случится. И весь этот беспредел не очень вяжется с тем, что в последней книге Снегг оказывается непризнанным героем, великим храбрецом, комсомольцем и просто красавцем.

Гарри Поттер и Философский камень: все грехи, косяки и ошибки книги (часть 1)